«Веховцы»

«Веховцы», давно прослывшие принципиальными, убежденными противниками революционных переворотов, в мартовских номерах «Русской мысли» и «Русской свободы» неожиданно высказали похвальные слова революции. В этом отношении Струве превзошел всех своих сотоварищей. Он писал об «историческом чуде», которое «прожгло, очистило и просветило нас самих», о «слезах волнения и восторга, тревоги и умиления». Н. А. Бердяев хвалил русский народ, который «вдохновенно и гениально совершил самую короткую, бескровную и безболезненную революцию». С. Л. Франк обронил фразу, из которой следовало, что в новой России совершается «огромной важности государственное строительство» и совершается «необыкновенно быстро и успешно».

Что это означало? Уже через месяц «веховцы» предстанут в привычном для них облике — они станут злобно и безоговорочно поносить революцию. Но что произошло с ними в марте? Трудно поверить, чтобы Струве и группировавшиеся вокруг него лица вдруг, хотя бы на короткое время преобразились в убежденных сторонников развивавшейся революции. Более вероятно, что здесь мы имеем дело, во-первых, с тем же «кимвалом бряцающим», а, во-вторых, с последствиями некоего психологического шока, испытанного в дни февральского переворота. Недаром Франк (в той же статье) признавался: «Старый строй пал так быстро и, несмотря на все предчувствия, так неожиданно, что трудно опомниться и осознать совершившееся».

Впрочем, при более внимательном ознакомлении с мартовскими статьями «веховцев» нельзя не заметить, что в целом их умонастроение, несмотря на использование бодрых фраз, было вовсе не радужным.

Добавить комментарий