в гомилии

И снова, как в гомилии «На Благовещение», в описании сцены с ангелом преобладают глаголы движения. В отличие от первой речи «На Успение», Герман акцентирует внимание не только на спасении души Марии, но и на материальном аспекте: на ее непорочном теле, которое будет погребено в Гефсимании Его учениками. Как и в речи о Благовещении, Мария реагирует на известие о своей смерти на «бытовом уровне», свойственном гомилии: она зажигает свечи во всем доме, убирает комнаты, готовит себе постель и собирает друзей и соседей. Когда гости начинают плакать, она говорит, что такова воля ее сына и что она не может разлучаться со своим божественным сыном, точно так же как и обычные родители не могут представить себе жизнь без своих смертных детей.

Разражается буря, и пока она длится, приходят ученики; и некоторые из них (Петр, Павел и Иоанн) называются по имени. В прощальной сцене все меняется: ученики, которые пришли, чтобы утешить Марию, сейчас сами плачут, она же убеждает их не печалиться; затем Мария ложится в постель и умирает тихо и безмятежно, словно погружается в глубокий сон. Писатель опирается на апокрифические источники, а именно на Liber de Dormitione Mariae псевдо-Иоанна, но любопытно, что один и тот же сюжет Герману удается изложить как в абстрактной (теологической) манере, так и используя жизненно конкретные сцены. Основное отличие его от Андрея состоит в том, что его речи полны движения и обладают более строгой композицией.

Лист, сравнивая стиль гомилий Германа не с сочинениями Андрея, а с двумя речами Ефрема Сирина в греческом переводе о грешнице, омывшей ноги Христу (Лк. 7. 36-59), особо подчеркивает влияние, которое оказал греческий Ефрем на Германа. Разница между ними, скорее, не качественная, а количественная: у Германа уже нет той разговорной живости, которая была свойственна его предшественнику.30 Андрей пошел дальше Германа в том, что можно назвать «гимнизацией» гомилии.

Добавить комментарий