таких общих

А в числе таких общих, «сквозных» тем — крайне притесненное положение крестьянства, столь притесненное, что тема эта стала, без преувеличения, одним из лейтмотивов «сюжета» каждого из памятников.

Рождались все три творения — в «верхах», хотя и на разных «уровнях», а «Преисполненное благодати августейшее послание» составлялось даже на самом высоком «этаже», под кистью Сына Неба Ли Сюаня. «Низам» же создавать что-либо подобное было недоступно, и если кто-то от их имени и подавал голос, чтобы «озвучивались» их чаяния и устремления, то обычно это были выходцы не из самих низов (как, к примеру, до поры до времени подвизавшиеся на поприще частной солеторговли Ван Сянь-чжи — закоперщик «великой смуты» и его преемник в качестве главного предводителя крестьянской войны Хуан Чао). Сами же «малые люди» танской деревни заявляли о себе, о своем положении, о своих упованиях и требованиях не иначе как поведением, поступками, будь то бегство от хозяина (кто бы таковым ни был — казна либо земельный магнат — частнособственник) или другой акт протеста и противодействия, вплоть до восстания.

В лихую годину наступившей с середины VIII в. переходной, промежуточной фазы в жизни средневекового китайского общества и государства очень многое стало ломаться в общественном сознании крестьянства. Неустроенность жизни, социальный дискомфорт— участь, которая тогда постигла либо грозила вот-вот постигнуть огромное множество рядовых селян, и это расшатывало и подтачивало их психику, вызывало в их среде (а впрочем, не только у них) смятение, тревогу и агрессивность. Утрачивалась уверенность в завтрашнем дне — одна из самых важных потребностей любого человека.

При господстве государственной надельной системы, как «малым людям» деревни представлялось, они располагали провозглашенным и гарантированным «сверху» правом обладать земельным участком, а коли этого не происходило, то исключительно по вине нечестивого чиновничества, которое, с одной стороны, скрывало истинное состояние дел от Сынов Неба, а с другой — утаивало от крестьян императорские декреты и прочие установления, будто бы способные удовлетворить надежды, интересы и требования сельских тружеников. С распадом же надельного строя крестьяне, как то ими воспринималось, статус хозяев своей доли земли теряли.

Добавить комментарий