Реакция в Германии

Реакция в Германии на речь Ллойд-Джорджа была двоякой: с одной стороны, резкое недовольство, с другой — уменьшение аппетитов германских правящих кругов. Сразу же был дан задний ход. Бетман-Гольвег заявил, что Германия вовсе не претендует на все побережье Марокко. Кидерлен 24 июля написал Меттерниху письмо (по-видимому, для заявления Грею.— А. А.), в котором говорилось, что Германия не думала о приобретении порта для флота на побережье Марокко, что она хочет достигнуть мирного взаимопонимания с Францией. Статс-секретарь выразил недовольство угрожающими предостережениями Англии. Грей указал немецкому послу, что у правительства создалось впечатление о пренебрежительном отношении Германии к британским интересам.

В то же время Германия

В то же время Германия понимала, что, если начнется война, Англия может оказаться на стороне Франции. Воевать одновременно с обеими державами Германия не была готова. Поэтому со стороны кайзера последовали настояния на продолжении переговоров с Францией. В связи с этим в телеграмме от 17 июля Кидерлену был объявлен своего рода выговор за бесплодное ведение переговоров. Обиженный статс-секретарь в тот же день подал прошение об отставке.

Германия оставила роль

Германия оставила роль спокойного наблюдателя и приступила к действию, что теперь не следует тревожиться за судьбу соотечественников в Марокко, французов заставят учитывать германские интересы в этой стране и т. д. Фактически на путь поддержки действий правительства встало правое крыло германской социал-демократии. Левые же выступили в печати с разоблачением авантюризма германских империалистических кругов.

Приводя в действие дипломатические рычаги

Приводя в действие дипломатические рычаги в Берлине и Петербурге, правящие круги Германии одновременно хотели посмотреть, как будет в конкретной ситуации работать механизм франко-русского союза, до какой степени Россия окажет поддержку Франции. «Обработка» посла России в Берлине далеко не означала, конечно, серьезного влияния на позицию России. Тем более что в Петербурге хорошо знали о германофильских наклонностях Остен-Сакена.

В Петербурге

В Петербурге и без этого уже изрядно заволновались. 4 июля в Берлин был послан запрос: насколько действия Германии соответствуют Алхесирасскому соглашению и соглашению 1909 г. Если Германия будет ссылаться на нарушение Францией Алхесирасского соглашения, было решено возразить, что ввиду исключительных обстоятельств, сложившихся в Марокко, Франция имела молчаливое согласие на свои действия со стороны других держав — участников этого соглашения, указывал Нератов Остен-Сакену. Русская дипломатия высказывала прямое недовольство образом действия Германии. Для Сазонова рейд «Пантеры» оказался событием неожиданным, а оправдательные доводы немцев — сомнительными.