От аэропорта

От аэропорта до города дорога была длинной, темной и пустынной, пока не показались пригороды. Деревянные дома старой постройки, а затем кварталы многоквартирных домов, в окнах которых кое-где был виден желтый свет; голубые неоновые вывески над продовольственными магазинами. Улыбающийся узбек всю дорогу непринужденно болтал, мы угощали друг друга сигаретами. Промелькнул один из памятников войны у дороги, выполненный в виде гигантских противотанковых препятствий. Он стоял на месте, где нацисты ближе всего подошли к Москве.

Музыка, которую я услышал, была музыкой оркестров, игравших для пионеров. Это был их день, и в то утро они участвовали в торжествах на Красной площади. Я видел, как после парада ребята группами разбрелись по Манежной площади, растекаясь постепенно в прилегающие улицы. Казалось, Москва стала городом детей. Их можно было видеть повсюду, колоннами или группами, в большем числе, чем взрослых. Они толпились у уличных киосков, торгующих мороженым, кондитерскими изделиями и пирожками с яйцами и рисом или мясом. Продавщицы — полные женщины в белых халатах — были окружены лесом нетерпеливых детских рук.

В людском потоке мы прошли по подземному переходу и снова вышли на солнечный свет, миновали здание Исторического музея и оказались на площади с длинной зубчатой красной стеной Кремля, вдоль которой стоит ряд елей, а выше ее виден купол здания с красным флагом. Здесь тысячи людских ног и тяжелых колес боевых машин проходят с грохотом во время парадов и массовых демонстраций. Праздничные шеренги проходят мимо Мавзолея В. И. Ленина, сделанного из красного мрамора и имеющего геометрически правильную форму.

Собор Василия Блаженного выглядит точно так, как его изображают на бесчисленных открытках: с конфетной в полоску раскраской и позолоченными куполами-луковицами.

Добавить комментарий