Новоактюбинский

Новоактюбинский I; Солончанка I; Былкылдак, курган 56; Сан-гуыр II, курган 1; и др.). Они могут быть интерпретированы как дополнительно пристроенные погребально-поминальные сооружения в честь сородичей по женской или мужской линии. Оригинальную трактовку рядов балбалов предлагают В. Д. Кубарев и Д. Цэвээндорж. По их мнению, балбалы, образующие ряды, выступали в качестве коновязи при проведении поминальных обрядов [Кубарев, Цэвээндорж, 2002. С. 87-89. Рис. 22]. В этой связи заметим, что в ряде случаев гряды курганов с «усами» также сложены с использованием крупных камней и вертикально установленных стел. Возможно, что в этом случае мы имеем дело не только с собственно коновязью, но и особо определенным и строго регламентированным местом того или иного члена рода, присутствующего на погребальной или поминальной тризне.

Таким образом, курганы с «усами» и культово-поминальные памятники Монголии и Саяно-Алтая отражают единокультурные представления западных и восточных тюрков. Основные структурообразующие детали (наличие центрального храма с совершенным в нем погребальным или поминальным ритуалом в виде костровища, большого храма, развернутого входом на восток) этих памятников сходны. Разнятся они лишь в архитектурном оформлении отдельных элементов. Наличие комплексов, близких курганам с «усами», в Северном Синьцзяне, своеобразное оформление стен более раннего культового комплекса ограды 14 Кэрмуци в виде каменных гряд, загибающихся на восточных концах [Варенов, 1999. Рис. 1,2] (рис. 78,4) (промежуточный вариант между прямоугольным храмом и «усами»), существование здесь устойчивой традиции установки каменных изваяний у восточных стенок оград (рис. 81) позволяют говорить, что район Восточного Туркестана является центральным в большом ареале тюркского мира в распространении двух культовых традиций: на запад — курганов с «усами», на восток — культово-поминальных комплексов монгольского типа.

На наш взгляд, различие пантеонов урало-казахстанских и монгольских степей отражает, вероятно, своеобразие культур западного и восточного тюркских каганатов. При этом, скорее всего, речь идет о культово-погребальных представлениях родового ядра тюрков-тюгю (Ашина) джунгарских, монгольских и урало-казахстанских степей. Эти традиции значительным образом отличаются от культурных норм тюркоязычного населения.

Добавить комментарий