на этот раз

Но на этот раз во главе 37 делегатов, высказавшихся против прямых выборов (за резолюцию был подан 71 голос), стоял уже не «шиповец», а один из прославленных братьев-конституционалистов, П. И. Петрункевич. И в этой его позиции сказалось то недоверие к народным, особенно — крестьянским — массам, более того — тот страх перед их движением, который нарастал в земской среде — сначала параллельно с ее «полевением», затем обгоняя его и поворачивая общую линию земского либерализма «вправо» — и заставлял и самых последовательных конституционалистов все с большим упованием смотреть на царскую власть в надежде найти в ней союзника, который своевременными уступками спасет и себя, и их от народной стихии.

Это — то самое настроение, которое еще накануне ноябрьского земского съезда 1904 года выразил в нашумевшей в то время статье один из других знаменитых братьев-либералов кн. Евгений Трубецкой («Война и бюрократия» в журнале «Право», 26 сентября — 9 октября). С горечью отметив, что «крайние партии захватили в свои руки монополию организации… им же принадлежит в настоящее время монополия свободного слова… влияние их… растет не по дням, а по часам», автор обращается к Верховной Власти с призывом обуздать «бюрократию», которая должна быть «не владыкой над безгласным стадом, а орудием престола, опирающегося на общество… Тогда нам нечего бояться ни внешнего, ни внутреннего врага. И престол, собравший вокруг себя землю, будет славен, велик и силен».

Такого рода настроения, отмечавшие новый поворот общей линии земского либерализма, но теперь уже определенно «вправо», весьма заметно отразились на работах майского съезда 1905 года — первого съезда, на который, используя указ Сенату от 18 февраля, съехались уже не представители отдельных земских групп, а выборные делегаты всех губернских земств России. Съезд не отказался, конечно, от ранее формулированной политической платформы. Но в адресе царю он ясно выразил свою готовность удовлетвориться обещанным совещательным органом, подчеркнув, что и вопросы «войны и мира», и вопросы «обновления государственного строя» народные выборные должны решать не иначе, как «в согласии с Вами», то есть с царем. Само же пожелание о скорейшем созыве народных представителей он облек в форму, подчеркивающую роль царя, как спасителя страны от «анархии»: «пока не поздно, для спасения России.

Добавить комментарий