господин инспектор

— Я за него ручаюсь, господин инспектор. Господин Селлеши — главный редактор «Мадьяр хирадо» в Вене, но сюда он сопровождает меня как один из руководителей венгерской эмиграции.

— Это уже совсем другое дело. Пожалуйста!

— Из сообщения информационного агентства нам стало известно о том, что на господина Деже Фонадя совершено покушение.

Инспектор достал из ящика стола папку с бумагами и разложил перед нами несколько фотографий. На них был запечатлен Фонадь, лежащий в большой луже крови.

— Судя по снимку, он потерял много крови, — заметил я.

— На него напали и обстреляли. В теле обнаружены три пули, две из них в области грудной клетки…

— Он… жив?

— Да. Рана тяжелая, но не смертельная. Получено разрешение на производство допроса.

— А его портфель? — взволнованно спросил Селлеши.

— Господин Фонадь потерял много крови и потому сейчас очень слаб. Однако он все же рассказал, что в его портфеле находились очень важные документы, имевшие отношение к показаниям свидетелей в комитете ООН, и список венгерских эмигрантских организаций. По-видимому, большевистские агенты долго выслеживали его, а здесь, в Граце, поймали и… — Инспектор развел руками и продолжал: — …К сожалению, отсюда недалеко до венгерской границы. Боюсь, что важные документы находятся уже по ту сторону границы.

— Ужасно! — в отчаянии воскликнул Селлеши.

— Господа, мы со своей стороны предпримем все меры к тому, чтобы… — Инспектор начал вежливо извиняться.

Я мысленно решил, что настало мое время сделать интересное сообщение.

— Хочу успокоить вас, господин инспектор, — проговорил я. — У господина Фонадя не было при себе никаких секретных бумаг.

И инспектор, и мой сопровождающий при этих словах вскочили со своих мест, будто укушенные змеей. И оба они почти одновременно воскликнули, один по-венгерски, а другой — по-немецки:

— Как не было?

Добавить комментарий