Бердяев пугал

Бердяев пугал «опасностями революционных эксцессов, анархии и социального разложения», признаками усиления «классовой и партийной ненависти». Об угрозе «пасть в бездну анархии» писал и Франк. Почти все статьи «веховцев» были насыщены религиозно-морализаторскими поучениями, осуждением «материалистического понимания жизни», самой идеи классовой борьбы, выпадами против революционных устремлений рабочего класса и революционной агитации партии большевиков.

Тревожным обстоятельством для «веховцев» была удаленность интеллигенции (анти революционной ее части, разумеется) от народа. А. Ф. Зайцев писал о «темной туче на горизонте», о «трагедии нашей революции», которая заключалась в «обнаружившейся грозной пропасти между интеллигенцией и народом».

«Кто знает,— меланхолично продолжал автор статьи, — что суждено нашему поколению интеллигенции? Может быть, и мы найдем в себе силы слиться с народом и вместе с ним войдем в новую жизнь, а, может, погибнем в угоду революции, первые зарницы которой уже промелькнули, как погибли во Франции жирондисты». Но здесь выявлялись и разногласия. Например, Бердяев был высокомерным противником «слияния» с народом и «механического уравнения» личностей. Он видел в интеллигенции «истинную аристократию», «качество», которое должно возвышаться над «количеством» (народом). Установление новой общественной иерархии провозглашалось им «идеальной социальной демократией».

Добавить комментарий