А еще об одном царстве

А еще об одном царстве, У (892-937)5, Лу Ю писал так: «С той поры, как царство У образовалось, стало [оно] по сравнению с другими царствами на землях [долин] Янцзы[цзян] и Хуай[хэ] самым богатым» [32, цз. 15, с. 340]. Во многом сходная ситуация наблюдалась в царствах Позднее Шу (934-965) [14, цз. 7, с. 27; 93, цз. 277, с. 9059], Цзиннань (907-963) [93, цз. 275, с. 8980], некоторых других, например Минь, где, помимо всего прочего, ощутимо оживилась и торговля, причем не только внутренняя, но и внешняя, в частности «морская — с чужестранными негоциантами» [43, цз.68, с. 846].

Аналогичные явления, пусть менее продолжительные во времени, наблюдались и на севере страны при первой (Поздняя Лян) и последней (Поздняя Чжоу) из Пяти династий. И все же не может в данной связи не привлечь внимание такой факт: если «возраст» ни одной из пяти династий не превысил 14 (Поздняя Тан)—максимум 17 (Поздняя Лян), а в случае с Поздней Хань (947 -950) не достиг даже 4 лет, то из южно-и центральнокитайских царств лишь одно — Раннее Шу — не превзошло «показатели» только что названных Поздней Лян и Поздней Тан, но зато «биографии» Позднего Шу, Южного Тан и Минь насчитали около или чуть свыше трети века, У, Южного Хань (917-971), Чу (896-951) и Цзиннань — почти либо даже более полувека, а У-Юэ —без малого три четверти столетия. Иными словами, калейдоскопичность политической обстановки в пору Пяти династий и десяти царств на поверку оказалась большей на севере, нежели на юге.

Территорию к северу от Хуайхэ, где после падения Танского императорского дома с необыкновенной быстротой сменяли одна другую 5 династий, вооруженные баталии по ходу внутренних усобиц, а также войн с набиравшими как раз тогда могущество киданями сотрясали намного чаще и сильнее, чем южней этой реки, а значит, население царств страдало от боевых действий гораздо меньше. Здесь меньше гибло людей на ратных полях, меньше было беглых простолюдинов из числа местных жителей, вследствие междоусобных разборок «верхов» лишавшихся крова и достояния; зато ощутимей становился отток сюда северян. Здешние власти чаще оказывались в состоянии несколько облегчить для своих подданных бремя налогов и повинностей, а не отягощать его, как то обычно бывает в пору войн, безразлично, внешних или внутренних. Побуждались же ко всему этому «верхи» царств не только текущими потребностями, но и опасением повторения «великой смуты». А одним из следствий и результатов такой ситуации являлось усиление в обществе центростремительных, объединительных импульсов, действие которых вывело «верхи» в конце второй — начале последней трети X в.

Добавить комментарий