23 февраля

Уже 23 февраля к рабочим примкнули группы наиболее инициативных студентов. Имеются сведения, что утром того дня на некоторых митингах и собраниях, посвященных Дню работницы, революционно настроенные студенты выступали с докладами. В Психоневрологическом институте состоялся общий митинг рабочих, студентов и курсисток. Студенческие фуражки и тужурки виднелись и в отдельных демонстрационных колоннах.

В пятницу 24 февраля, вероятно, уже не было ни одного петроградца, не прослышавшего об уличных событиях или не увидевшего их самолично. Дневниковые записи становятся обстоятельнее, общее волнение нарастало, состояние нервной приподнятости заставляло энергичнее искать источники информации, а некоторых гнало из дома, побуждало добираться до центра города, чтобы стать если не участниками, то очевидцами народного движения. Все активнее присоединялись к нему студенты, а вслед за ними и гимназисты старших классов. Как стало обычным в такой обстановке, многие жители столицы, в том числе интеллигенты, старались запастись продуктами и водой. Однако продовольственные магазины катастрофически пустели. «Невероятно возросли хвосты у лавок за хлебом»,— свидетельствовал Д. И. Мушкетов.

«Забастовка, хлеба нет», — с мрачным лаконизмом пометила 24 февраля М. К. Станюкович. «Хлеба нет» — именно в этом многие усматривали непосредственную причину выступления рабочих, и именно это вызывало у части интеллигенции, особенно у представителей ее нижнего слоя, живое сочувствие к демонстрантам. В местах их переправы через Неву нередко стояла толпа, из которой доносились приветствия. В этой толпе, конечно, были и интеллигенты.

Добавить комментарий