Monthly Archives: Июнь 2014

Пока шла тихая возня

Пока шла тихая возня в дипломатических кабинетах, германская «патриотическая» пресса, как писала «Новое время», «предалась дикой вакханалии». Германские газеты видели прямую угрозу интересам Германии в Марокко, требовали от правительства их защиты. Русская печать в подавляющем большинстве выступала в защиту Франции. «Новое время» поместила статью «Франция и Марокко». В ней, в частности, указывалось: «Марокко представляет естественную область французского влияния. И беспорядок в Марокко отражается в Алжире и вообще по всем французским владениям». Другие газеты тоже разделяли точку зрения Франции. Недаром германский поверенный в делах в Петербурге Мирбах жаловался канцлеру на весьма недружелюбный тон русской прессы в отношении политики Германии в Марокко.

На Атлантическом побережье

На Атлантическом побережье Африки, на пути от Гибралтара к Суэцу; кроме того, Германия испытывала большой недостаток в железной руде, необходимой заводам Круппа, Тиссена и других промышленников, и давно обращала внимание на железные и медные рудники Марокко.

Реакция в Германии

Реакция в Германии была более сдержанной, ибо там были заняты событиями марокканского кризиса. Германская печать, в целом приветствуя факт подписания русско-германского соглашения, подчеркивала, что в момент острого конфликта из-за Марокко Россия проявила дружественные чувства к Германии; ряд газет («Кольните цай-тунг», «Пост» и др.) отмечали стремление обеих держав поддерживать хорошие отношения. Как сообщал Остен-Са-кен, «настоящее соглашение считается здесь подтверждением благополучно завершившегося в Потсдаме добрососедского сближения между обеими странами».

В целом соглашение

В целом соглашение между Россией и Германией вызвало положительную реакцию в правительственных и дипломатических кругах России. Но в буржуазно-помещичьих группировках имелись и его противники.

Почти через восемь месяцев, в апреле 1912 г., на очередном обсуждении сметы Министерства иностранных дел в Думе Сазонов доложил об отношениях с Германией. Россия держится «старинной дружбы и доброго соседства» с Германией, на свидании монархов в Потсдаме установлено отсутствие противоречий между давнишними интересами России и Германии на Ближнем и Среднем Востоке. Министр преднамеренно изобразил в суженном свете суть бесед в Потсдаме. Он сказал, что соглашение 1911 г. способствует укреплению «традиционно дружественных отношений с западной соседкой» и ставит на прочную основу взаимоотношения с Ираном. По его мнению, ценность соглашения состоит в том, что оно достигнуто Россией без каких-либо «чрезвычайных жертв» и ограждает интересы России в возможной в создавшихся условиях мере.

Германия признавала

Германия признавала специальные интересы России в Северном Иране и обязывалась не домогаться железнодорожных линий в сфере влияния России. Германия декларировала, что она добивается осуществления только коммерческих целей в Иране. Со своей стороны, Россия брала обязательство получить у иранского правительства концессию на строительство железнодорожной линии Ханекин (пункт на турецко-иранской границе)—Тегеран только после окончания постройки ветви Багдадской дороги Садидже — Ханекин. При этом определялся срок начала строительства линии Ханекин — Тегеран не позже чем через два года после завершения линии Садидже — Ханекин.