Monthly Archives: Май 2014

Все оказывалось

Все оказывалось напрасным. Веллингтон упрямо стоял на своем. Блестящий дипломат и остроумнейший человек граф Матушевич в одном из своих донесений в Петербург справедливо заметил, что он никак не может понять, кого генерал ненавидит больше — Россию или Грецию. Генерал всеми силами старался выбить инициативу в греческом вопросе из рук России и доказать, что этот вопрос должен быть разрешен независимо от хода и исхода русско-турецкой войны.

С другой

С другой — до поры до времени скрываемым желанием рано или поздно самой захватить этот большой и богатый остров на Средиземном море, лежащий на британских путях в Индию.

Блокада Дарданелл

Блокада Дарданелл и Крита встретила бурные протесты английской дипломатии. Особенно решительно она требовала снятия блокады с Крита, так как сильно опасалась, что при заключении мира русские и греки начнут требовать присоединения острова к свободной части Греции на основании «права владения». Много раз и весьма упорно английское правительство устами своего нового министра иностранных дел Эбердина 1 повторяло Ливену, что ни на какие иные размеры территории независимого греческого государства, кроме Пелопоннеса и нескольких мелких островов, оно не согласится.

В сентябре 1921 года

В сентябре 1921 года при следовании на пожар в Нижешродку, где горели кожевенные заводы, при бешеной езде по ухабам, перевернулся конный обоз, где пожарный 2-й части Стадниченко Иван Григорьевич, раздавленный упавшими лошадьми и перевернутым обозом, скончался на месте аварии.

7 сентября 1922 года пожарный Главной части города (ныне ПЧ-1 по ул.Октябрьской революции,14) Михаил Александрович Трофимов при следовании на пожар по ул. Большая Казанская (ул. Октябрьской революции) упал под конный пожарный ход и получил тяжелые травмы. Скончался на месте.

Пожарный.

Пожарный… В каких только ситуациях не приходится бывать ему при тушении пожаров! Какую только позу он не принимает! Приходится тушить пожары и днем, и ночью, и в трескучий мороз, и в жару, и в пургу, и в метель…

При каком бы обществе он не жил, на кого бы не служил, и сто лет назад, и двести, он оставался верным своему долгу, честно выполнял свои служебные обязанности. Никогда не утихал его энтузиазм, в любое время суток показывал он самоотверженность и героизм в борьбе с огнем. Не щадя своей жизни, не думая об опасностях, он бросался в огонь, у него в голове только одна мысль: спасать людей, спасать добро. Чем быстрее, тем лучше.