Monthly Archives: Апрель 2014

партия официально поддерживала

Несмотря на то что партия официально поддерживала женотделы, вопрос о создании отдельных женских организаций, в частности на фабриках, не приближался к решению. Не желая бросать вызов укоренившимся в местных партийных и профсоюзных организациях предрассудкам в отношении женского труда, с одной стороны, и будучи идеологически уязвима к давлению женщин-активисток — с другой, партия так и не выработала последовательной позиции по этому вопросу.

С принятием первого пятилетнего плана

С принятием первого пятилетнего плана возродились надежды на успешное преобразование быта. Женщины-активистки вместе с градостроителями, писателями и архитекторами создавали новый мир. В 1929 г. на совещании женотдела московского горкома Крупская говорила о необходимости строительства городских жилых комплексов для рабочих, в которые должны быть включены общественные столовые, детские сады и прачечные.

Согласно К. Хейден

Согласно К. Хейден, с момента образования женотдела в партии существовали разногласия по поводу целей этой организации. Кто-то хотел, чтобы женский актив служил задачам партии, другие считали, что нужно отстаивать интересы женщин. Разногласия проявлялись даже при выборе основной задачи женотдела: подготовка женских кадров или преобразование быта. В 1923 г.

Женотдел быстро

Женотдел быстро стал, по выражению Александры Артюхиной, «настоящим универмагом». Как и советский универмаг, продававший все — от инструментов до пижам, женотдел занимался всем понемножку. Его цель была двоякой: подготовить женские кадры (женский актив) для работы в партии и правительстве и, что более важно, преобразовать природу и структуру повседневной жизни, быт. Женотдел активно пропагандировал программу женского движения, направленную на полноценное участие женщин в общественной жизни путем социализации сферы быта.

Крайне подозрительно

Крайне подозрительно относился ГУС к русской классике. Даже ряд произведений Пушкина и Лермонтова показался ему нежелательным в детской книге. Так, например, рукопись учебной книги «Земля», адресованной «крестьянской молодежи и деревенским школам 11-й ступени», вызвала ряд замечаний рецензента.