Monthly Archives: Январь 2014

В VI веке

Андрей Критский был новатором как в области гимнографии, так и гомилий. Он достиг высокого уровня в создании абстрактного, статичного, итеративного повествования, свободного от конкретных лиц и предметов, а также признаков времени и места; он представлял мир единым в своей противоречивости; он старался, как мог, быть бесстрастным и рациональным. Но под оболочкой абстракции все же нашлось место и для личных переживаний, и для «натуралистических» подробностей, и для риторической игры слов, и для мастерского употребления лексики как средства выражения идей, пусть не всегда четко сформулированных.

Андрей

Андрей боится, что некоторые чересчур любопытные люди, интересующиеся земными делами, окрестят его героя безродным (алоЛц, col. 1216CD), в то же время он сообщает, что «земным» местом рождения святого были египетские Фивы. Это подтверждает, что абстракция при создании образа в творчестве Андрея не является случайностью или признаком отсутствия мастерства или знаний, но отражает авторскую позицию: материальные детали не имеют значения, по крайней мере в теории.

любезная Олинда

Теперь, любезная Олинда, когда я ознакомился с трудами серьезных и ученых авторов, мне представляется весьма правдоподобной такая мысль: по-видимому, нации молчаливо договорились между собой о том, что проступки послов, не относящиеся к числу наиболее тяжких, не заслуживают тщательного расследования; их следует ловко скрывать, потому что мщение доставляет меньше радости, нежели прощение — славы, уж не говоря о том, что все суверенные правители, в силу равенства, которое им обеспечивает корона, должны в лице своих министров проявлять друг к другу предупредительность.

Именно здесь

Именно здесь, несравненная Олинда, мне понадобится Ваша помощь, чтобы противостоять великому множеству тех, кто утверждает, что суверенный правитель имеет право наказать посла, совершающего прямое посягательство на его государство, жизнь и честь. Однако прежде чем сделать какой-либо вывод, благоразумие требует не предвзято выяснить, а не произошло ли так, что то же самое право, которое наделяет послов всякого рода прерогативами, позаботилось и об их безопасности, дабы не оставлять их на произвол государя, к которому их направили и у которого найдутся поводы, чтобы отделаться от них при малейшем подозрении.

естественное право

Так как естественное право не дозволяет применять жестокость даже в отношении самого подлого из людей, если только он не обидел кого-то из ближних; и, напротив, то же самое право не запрещает самому низкому и презренному из смертных выступать с оружием в защиту справедливости против насилия, чинимого более могущественными.