Monthly Archives: Январь 2014

смутно представляли

Те, что смутно представляли себе общее положение в столице или могли наблюдать лишь за некоторыми сценами на Невском проспекте, выносили впечатление, что именно учащаяся молодежь («мальчишки и барышни»)—главные участники «беспорядков». Отдельные воинские команды, появившиеся на центральных улицах по приказу штаба военного округа, пока не внушали больших опасений. «Солдаты открыто заявляют,— с удовлетворением отмечал 24 февраля в дневнике начинающий научный работник И. А. Боричевский,— что идут насильно — „иначе расстреляют». „Сейчас одна публика, потом будет и публика, и солдаты», — так говорил публике драгун на Мойке, пользуясь тем, что офицер был не очень близко».

23 февраля

Уже 23 февраля к рабочим примкнули группы наиболее инициативных студентов. Имеются сведения, что утром того дня на некоторых митингах и собраниях, посвященных Дню работницы, революционно настроенные студенты выступали с докладами. В Психоневрологическом институте состоялся общий митинг рабочих, студентов и курсисток. Студенческие фуражки и тужурки виднелись и в отдельных демонстрационных колоннах.

Главной темой

Главной темой его канона, как и «Великого Канона» Андрея Критского, является тема покаяния, противопоставление «меча наслаждения» «лекарству воздержания» (1.11-13). Этот канон носит откровенно иконопо-читательский характер: Мария молится «святой иконе Богоматери» (1. 19-20; ср. в некоторых theotokia, 1. 35, 50, 70, 114). Структура канона подчинена строгой логике; идет неторопливое развитие темы, сформулированной уже в первой песни: путь от распутства к искуплению с помощью иконы Богородицы.

в гомилии

И снова, как в гомилии «На Благовещение», в описании сцены с ангелом преобладают глаголы движения. В отличие от первой речи «На Успение», Герман акцентирует внимание не только на спасении души Марии, но и на материальном аспекте: на ее непорочном теле, которое будет погребено в Гефсимании Его учениками. Как и в речи о Благовещении, Мария реагирует на известие о своей смерти на «бытовом уровне», свойственном гомилии: она зажигает свечи во всем доме, убирает комнаты, готовит себе постель и собирает друзей и соседей. Когда гости начинают плакать, она говорит, что такова воля ее сына и что она не может разлучаться со своим божественным сыном, точно так же как и обычные родители не могут представить себе жизнь без своих смертных детей.

Простой плотник

Простой плотник поражен переменой, произошедшей с его невестой: она была девственницей, когда он ее брал в свой дом, а сейчас она неожиданно готовится стать матерью — Мария пытается убедить его, что она непорочна; он грозит ей судом Израилевых судей; она говорит о Страшном суде; он грозится отрубить ей преступную голову плотницким «мечом», т. е. пилой. Другими словами, в обоих диалогах действие основано на столкновении двух разных уровней знания и двух разных языковых стилей.