Monthly Archives: Декабрь 2013

Дальнейшей разработки

Дальнейшей разработки требует определение знака-кружка (типа № 35 в табл. XXIII) в значении. Принятая в работах многих тюркологов, эта руна, в принципе сопоставимая с подобными буквами евроазиатских алфавитов, согласно новым прорисовкам, пожалуй, присутствует лишь в «десятом» таласском памятнике. Не исключена вероятность ошибочного выделения в семиреченских надписях этой формы в результате плохой сохранности, недостатков высекания или копирования вполне обычного знака № 77 (табл. XXIII).

Архаичный знак

Архаичный знак верхнеенисейского алфавита, употребленный в орхонской надписи Тоньюкука (стк. 8) и некоторых енисейских надписях (табл. XXVI, Я), во всем подобен одной из общих для евроазиатских алфавитов букв (табл. XXI, № 39, XXIII, №27). Его звуковое значение, определенное в гл. III (разд. 3), ? при широком негубном гласном. В одной из енисейских надписей (Е 68) этому знаку кроме курсивных вариантов написания, встреченных в других текстах, соответствует буква-ромб (табл. XXXI, № 1; ср. табл. XXI, № 7, XXII, № 28 и XXIII, № 27, 28).

в поздних венгерских секельских резах

Существование же подобной практики в поздних венгерских секельских резах, на которое опирается исследователь, не является прямой и убедительной аналогией раннесредневековым тюркоязычным текстам. Во-вторых, к сожалению, многие элементы букв, представленные на прорисовках С.Я. Байчорова, не могут быть приняты. На деле они не являются частями письменных знаков, а имеют иную природу. Это заключение возникает уже из общего знакомства с обликом представленных исследователем надписей, явно перегруженных дополнительными элементами не только прямолинейных, но и мягких извилистых очертаний, обычно чуждых эпиграфическим материалам.

Германские

Германские, древнетюркские, тисские, секельские (венгерские), мурфатларские и более древние среднеазиатские (типа иссыкской), равно как и многие другие неизвестные по письменности надписи, лишь в равной степени выполнены лапидарным раздельным письмом, отличным от греческих и латинских производных.

Что касается енисейской и кубанской письменностей

Что касается енисейской и кубанской письменностей, то об их определенной графической архаичности, надо полагать, свидетельствуют упоминавшиеся уже памятники Е 104 и К 1, К 9. Следует помнить, что, как и в привлекаемых для сравнения западных письменностях, тип рунического письма мог зависеть от назначения конкретного письменного памятника.

Произведенное общетипологическое сравнение, равно как и учет особенностей применения первого типа письма степных рунических письменностей, позволяет предложить для его названия термин «лапидарный».