Monthly Archives: Декабрь 2013

представленная здесь систематизация

Вполне понятно, что представленная здесь систематизация 132 енисейских надписей по содержанию не исчерпала всех имеющихся материалов — ни в отношении известных ныне памятников, ни в отношении смысловых групп. В обоих случаях причина для этого одна — незавершенность разработок в области прочтения многих, прежде всего кратких надписей. Здесь не место обосновывать истолкования многих вновь найденных памятников, как и иные возможности понимания изданных.

хакасы-путники

«Например, хакасы-путники защищались от дорожных опасностей произнесением следующего заговора: «Чолым ачых пол-зын, соом туюх ползын. Соок, соок, сбок» — «Да будет мой путь открытым, да будет позади меня (все) наглухо закрытым. Чур меня».

Разнообразие же

Разнообразие же собственно посетительских надписей демонстрирует граффито на стенной штукатурке пещеры в Яр-хото (Турфан, рис. 29). Судя по изданному эстампажу53, есть возможность уточнить прочтение имени в этой енисейской надписи: (e)s(a)n b(i)tid(i)m «Я, Эсен (букв.: Невредимый/Здоровый), написал (это)». Легко заметить, что краткий текст здесь построен по той же формуле, что и некоторые покаянно-уничижительные надписи (Гурвалжин-ула), отличаясь лишь употреблением личного имени вместо обобщенного обозначения верующего.

Особенностью хвалебных надписей

Особенностью хвалебных надписей, пожалуй, является указание имен их авторов, а также тех лиц, в честь которых созданы тексты. Проявляемые этими памятниками идеологические представления позволяют в целом понять, почему указанию личных имен в енисейских надписях (и прежде всего в эпитафиях) придавалось столь важное значение. Звучное «мужское имя», снабженное титулом, свидетельствовало не только о высоком общественном положении его владельца. Оно указывало на существование у человека таких достоинств, которые вызвали к нему определенное благоволение божественных сил и привели к достижению высокого социального статуса. По-видимому, перед нами религиозная мораль, обосновывавшая особые права правящей верхушки Древнехакасского государства.

Эпитафийные надписи

Эпитафийные надписи составляют ныне наиболее ясную и крупную группу енисейских памятников. Обобщающие издания27 позволяют сегодня учитывать 71 стелу с такими надписями (Е 1-Е 3, Е 5—Е 23, Е 25—Е 32, Е 40—Е 53, Е 55, Е 56, Е 58—Е 63, Е 65, Е 66, Е 68—Е 73, Е 92, Е 96—Е 98, Е 100, Е 104, Е 108—Е 110, Е 120, Е 121; возможно, сюда следует добавить и Е 54, Е 106). В этих текстах от первого лица выражена скорбь об окончившейся жизни, основные ценности которой предстают перечнем владений и окружения умершего, указываются его общественные заслуги и в связи с этим некоторые биографические моменты. Эпитафийные надписи довольно пространны, и поэтому они прежде остальных изучались тюркологами. Наибольшее внимание уделялось прочтению и переводу, грамматическому, лексическому и стилистическому анализу, проблемам взаимодействия письменной и устной речи и определения рода самой этой письменной речи — прозаической или стихотворной28. Краткая обобщенная литературоведческая характеристика енисейских эпитафий дана И.В. Стеблевой29. Все это позволяет не останавливаться здесь на характеристике памятников с названных позиций.