Monthly Archives: Декабрь 2013

Сыну Неба Ли Цую

Сыну Неба Ли Цую свое преисполненное резких и основательных обличений обращение, открыто сетовал на отсутствие при императорском дворе кого-либо еще, отважившегося на что-то подобное, и, используя обычный для официальных бумаг фразеологизм, назвал себя «презренным подданным», но дерзнул во имя «спасения отечества» представить трону свою инвективу [53, цз. 804, с. 2а, 4а].

в такой среде

Именно в такой среде могли рождаться и крепнуть самые дерзкие задумки и планы, а в экстремальных ситуациях, когда даже смерть могла представляться не слишком пугающим выходом из затягиваемой социальной петли, в числе таких людей, словно свидетельствуя, что «бунт» — всегда деяние глубоко выстраданное, давали о себе знать готовые на крайние, отчаянные шаги, вплоть до намерения восставать либо примкнуть к уже имеющему место восстанию. Словом, действительно немало «бунтов», пришедшихся на вторую половину VIII — первые три четверти IX в., обязаны своим возникновением беглым селянам. Да и примыкать беглецам тогда было когда и к кому, благо череда предшествовавших крестьянской войне «бунтов» оказалась и долгой, и территориально широкой. А равно и сама начатая Ван Сянь-чжи «великая смута» длилась не год, не два и не три и охватила огромные просторы на севере и на юге страны.

Э.Р. Тенишев

Исследования Э.Р. Тенишев; позволяют полагать полезной попытку более дифференцированной историко-лингвистической оценки и самих рунических текстов. Палеографическое своеобразие енисейских надписей, лаконично отмеченное еще в 1899 г. П.М. Мелиоранским, ныне, как было указано, может определяться в качестве самостоятельного алфавита. Другое краткое высказывание этого тюрколога — о языковом своеобразии енисейских текстов — созвучно мнению В.М. Насшкп, А.Н. Кононова и, думается, находится в соответствии с Географическим материалом.

Говоря о связи письменности

Говоря о связи письменности и языка, следует иметь в виду не только общеизвестный факт быстрого распространения конкретной формы письма на многие народы, подчас весьма несходные в лингвистическом отношении. Письменную форму приобретает общенародный язык — средство междиалектного общения. Строго говоря, не столь важно, сложился ли он на базе одной или нескольких разновидностей данного языка. Здесь существеннее, что за определенной письменностью всегда стоит не присущее народу многообразное просторечие, а в известной мере литературный язык.

Присваивание различным письменностям

Присваивание различным письменностям этнических наименований — настолько широко распространенная в палеографической практике традиция, что нет необходимости указывать примеры. С понятием «народ» увязываются определения и обобщающей терминологии истории письма1. И в конкретном, и во всеобщем плане подобный подход определяется осознанием неразрывной связи письменности и языка, предполагающей существование этноса-создателя и носителя любого письма (ср. в древних памятниках употребление термина «языки» там, где мы сказали бы «народ», — например, в библейских преданиях).