Monthly Archives: Июнь 2013

свинца и красной меди

Вместо неплодородного аспида, свинца и красной меди, он был покрыт соломой, на которой растет благородный хлеб. Чтобы выказать во всем блеске свое высокоценимое и от Адама исходящее богатство, мой отец построил стены своего дворца не из кирпича и не из негодных каменьев, а из дубового леса.

южно-германской винной торговли

Средоточием южно-германской винной торговли был Ульм. В XVI столетии на Ульмский рынок съезжалось часто до 300 подвод с вином, а в начале XVII столетия там часто в один день продавалось до 800 бочек вина. С улучшением виноделия совершенствовалась и подделка вин. Гамбургская винная фабрикация, заключавшаяся в подслащивании кислых сортов вина, еще могла быть терпима, но в Южной Германии с таким бесстыдством производилось подмешиванье к вину фруктового муста, что эта подделка неоднократно вызывала против себя запретные меры.

времена

Но бывают однако времена, когда она, по-видимому, хочет ускорить свои шаги, и таким временем были именно последние десятилетия XV и первые десятилетия XVI веков.

Нетрудно применить

Нетрудно применить все эти выводы из опыта к истории народов, натяжки тут не будет: история на каждом шагу оправдывает такой прием. Но самым поразительным доказательством высказанного служит, конечно, история Германии в век Реформации. Какой величественный порыв к обновлению нации проявился в то время! Как глубоко взглянули в то время на язвы века! Как живо была возбуждена самодеятельность масс! А между тем удобный случай был пропущен самым позорным образом преимущественно благодаря эгоистическому недоброжелательству сословий, задававших тон исторической жизни. И таким образом вместо цельного дела вышло пустое, частичное дело, и от всех тех завоеваний, на которые надеялись в те времена, германскому народу осталось одно только — протестантское богословие. То было, право, недостаточное вознаграждение за великую борьбу, за столько пожертвований, за такие страшные страдания!

на исходе средних веков

Таким образом, на исходе средних веков мы оставляем Германию в состоянии бессилия и раздробленности. То, в чем до сих пор заключалась живая сила, состарилось и одряхлело; романтика окончательно истощила свою силу в церкви, государстве и обществе и впала в неисцелимое расслабление.