Monthly Archives: Июнь 2013

Передача в VI в.

Передача в VI в. ортодоксальному духовенству Равенны всех владений арианских церквей и имущества готовариан описана историком Равеннской церкви Агнеллом. Он рассказывает, что во время правления его тезки, равеннского епископа Агнелла, носле победы Нарсеса над готами, «император Юстиниан, придерживающийся истинной веры, все имущество (substantia) готов уступил этой церкви и велел владеть им блаженному епископу Агнеллу; и не только то, чем они владели в городах, но и в пригородных виллах и даже в деревеньках, и храмы, и алтари, рабов и рабынь и все, что могло иметь отношение к их языческому культу и обычаям,— все это он подарил и уступил» (A g п., 85). Рассказ Агнелла подтверждается документальными данными.

касавшееся рода

Это предписание, касавшееся рода Тиционов, было распространено и па других представителей римской знати, еще не получивших назад утраченные ими наследственные владения (причем полностью отменялось всякое право давности для новых владельцев, захвативших имущество римской аристократии) и. За невыполнение этого предписания устанавливался штраф в 100 либр золота (Const. Just., VI).

В переписке папы

В переписке папы Григория I встречаются многочисленные упоминания знатных и богатых римских родов в Неаполе, Сицилии и в Константинополе. Сам папа Григорий I был выходцем из высшей римской знати и располагал значительными богатствами; не менее богата была и сестра его отца — одна из представительниц весьма влиятельной римской аристократии. Подобные примеры можно было бы умножить.

после сицилийской экспедиции

Нельзя не отдать должного Тотиле: и в этой новой обстанов* ке он проявил исключительную энергию и мужество. Все, что можно было сделать, не порывая со своим классом, для спасения Остготского государства, он сделал. В этих трудных условиях ему действительно удалось поддержать, несмотря на тяготы многолетней войны, преданность основной массы остготских воинов, их волю к победе.

не обратить внимания

Нельзя не обратить внимания и на то, что сам «стиль» боевых операций остготов в 550—551 гг. во многом отличается от того, какой был характерен для Тотилы как полководца в предыдущие годы. Если раньше в любой крупной операции Тотилы легко обнаруживалась ее основная цель и эта цель всегда была тесно увязана с важнейшими задачами всей кампании, то в многочисленных операциях 550—551 гг. далеко не всегда можно найти объединяющую их стратегическую идею, вскрыть внутреннюю логику их развития. Кроме того, не во всех операциях этого периода чувствовалась достаточная настойчивость полководца.